Немного о цифрах в расследовании Фонтанки

Объединение Российской национальной и Российской государственной библиотек началось. Пока – на виртуальном уровне, но в библиотечном сообществе уверены, что это начало слияния в форме поглощения.

Российская государственная библиотека (РГБ) в Москве на этой неделе подвела итоги тендера на «создание объединённой электронной библиотеки РГБ и РНБ». Контракт предполагает «поставку лицензий на специализированное библиотечное программное обеспечение (ПО), объединяющее ресурсы библиотек». Потратят на это 15 миллионов рублей. Создание общего портала, где читатель сможет искать литературу сразу по обеим библиотекам, вещь полезная. Но для этого и без 15-миллионного тендера существует ресурс – детище нынешнего директора РНБ Александра Вислого, Национальная электронная библиотека (НЭБ). На её создание уже потрачен миллиард. И если не предполагается реальное объединение, то непонятно, зачем тратить деньги на ещё одно виртуальное.

Напомним, что с инициативой слияния РГБ в Москве (Ленинки) с РНБ в Петербурге (Публички) выступили руководители библиотек – Владимир Гнездилов и Александр Вислый. Об этом стало известно в январе этого года. Вислый до 2016-го возглавлял московскую библиотеку, многие считали, что он и в Петербург был прислан ради планов объединения. Идея вызвала бурную критику, против неё резко выступили сотрудники РНБ и научное сообщество. В апреле этого года Александр Вислый объявил, что вопрос об административном объединении «на сегодняшний день снят». Это же он повторил в разговоре с «Фонтанкой».

– Мне очень хорошо понятна ситуация вокруг Российской национальной библиотеки – с этим объединением, – заверил нас Александр Вислый. – Конечно, объединения не будет. Речь изначально шла только об объединении электронных ресурсов.

Собственно, последний тендер выглядит логичным продолжением его слов. Если бы не одно «но».

Четырнадцать лет и миллиард рублей

Идея создать Национальную электронную библиотеку, которая объединит все книгохранилища страны и даст к ним доступ удалённым читателям, возникла 14 лет назад. Примеры – Библиотека Конгресса США, Gallica во Франции, Британская национальная библиотека. Одним из отцов-основателей российской НЭБ был Александр Вислый. В 2003 году он занимал пост директора по информатизации Российской государственной библиотеки. РГБ и занялась реализацией проекта: каждый год Министерство культуры делегировало ей полномочия оператора. Александр Вислый и сегодня совмещает пост генерального директора РНБ в Петербурге с должностью научного руководителя НЭБ в Москве.

На самом деле, к тому моменту, когда в РГБ родилась эта богатая идея, нечто подобное уже развивалось в России с десяток лет – с начала всеобщей компьютеризации. В 1992 году Министерство культуры организовало Сводный каталог библиотек России (СКБР). Деньги на него дало ЮНЕСКО. Записи в СКБР вносили в основном РГБ и РНБ, а областные библиотеки дополняли.

СКБР – это именно каталог изданий. Его можно было сравнить с электронным аналогом библиотечных ящичков с карточками. Чтобы получить полноценную электронную библиотеку, требовалось к каталогу добавить «стеллажи» – оцифрованные книги. Процесс оцифровки изданий давно идёт полным ходом. В проекте «Концепции развития Российской национальной библиотеки на 2018 – 2025 гг.», который как раз сейчас готовится к утверждению в РНБ, сказано, что электронная библиотека только в Петербурге на сегодня «насчитывает 600 тыс. изданий, большая часть которых доступна в режиме открытого доступа».

Иначе говоря, НЭБ можно было создавать на базе СКБР. Вместо этого существующий каталог предпочли подвинуть. Сначала Министерство культуры «отставило» компанию, которая вела каталог со дня его основания, передав функцию подведомственному информационно-вычислительному центру (ГИВЦ). Этот ГИВЦ, заметим в скобках, когда-то тоже возглавлял Александр Вислый. Минкульт выделил 7 миллионов рублей на «оказание услуг по интеграции Единого портала НЭБ со Сводным электронным каталогом библиотек России». То есть фактически 7 миллионов заплатили за давно выполненную работу.

Через четыре года после старта НЭБ, в апреле 2007-го, РГБ объявила конкурс на разработку программного обеспечения. На это было выделено для начала 12 миллионов рублей. В декабре 2008-го РГБ сообщила о создании не просто ПО, а «крупнейшего в Европе электронного хранилища книг». Из новости на сайте библиотеки можно было понять, что объём этого хранилища «равен 162 Тбайтам, что сравнимо с 3 000 000 книг». Неясным оставалось, что это – уже электронные книги или ещё только «сравнимый объём», куда их надо «положить». Но можно сделать вывод, что прекрасное и объединённое «электронное хранилище» существует уже семь лет. Судя по деньгам, которые станут тратиться на него дальше, оно становилось всё прекраснее.

В 2009 году Александр Вислый стал генеральным директором РГБ. На сайте госзаказа можно проследить закупки только с 2011-го, и мы видим, что в феврале Министерство культуры разместило заказ на «выполнение работ по реализации проекта «Создание национальной электронной библиотеки (8-й этап)». То есть прежде, надо так понимать, прошли семь этапов. На один только восьмой министерство выделило 11 миллионов рублей. В общей сложности, по данным на сайте госзакупок, создание НЭБ стоило один миллиард сто миллионов рублей.

К началу активного освоения денег у проекта не было ни законодательной базы, ни концепции развития, ни какого бы то ни было статуса. Не существовало методик отбора изданий. Особенностью почти всех тендеров была закупка «у единственного источника». Почему-то на большинство конкурсов поступала только одна заявка. Один из традиционно «единственных источников» на тендерах, связанных с НЭБ, – компания «ЭЛАР» («Электронный архив»). В 2013 году она победила в конкурсе на «выполнение работ по развитию Национальной электронной библиотеки» на 112 миллионов рублей. В 2014 году эта же фирма продолжала развивать НЭБ за 133,3 миллиона, в 2015-м – за 73 миллиона, в 2016-м – за 65,7 миллиона. Один раз в конкурсах, связанных с НЭБ, встречается компания «ПроСофт»: 2014 год, один миллион рублей. Но у неё те же учредители и тот же адрес, что у «ЭЛАРа». Запомним название «ПроСофт».

Сказать, что «ЭЛАР» был совсем единственным поставщиком всех услуг в рамках НЭБ, было бы неправильно. С 2012 года он освоил всего-то 426 миллионов рублей, то есть меньше половины всех денег. Но именно ему доставались самые крупные тендеры. И именно «ЭЛАР» считается разработчиком программного обеспечения для НЭБ.

Теперь давайте посмотрим, что мы, читатели и пользователи Национальной электронной библиотеки, получили за эти деньги.

Есть портал НЭБ.ру. Зайдите туда через браузер – и найдёте книгу, её описание, а если сняты ограничения, связанные с авторскими правами, то и сканы текста. Читать с «картинки» в формате PDF довольно неудобно, но именно так работают и другие мировые электронные библиотеки. Связано это с тем, что машина переводит картинку в текст с ошибками, которые исправлять – отдельный ручной труд. Поэтому распознавание сделано, но только для контекстного поиска. Если авторские права действуют, сайт подскажет, в каком ближайшем читальном зале можно найти издание. В целом – удобно.

Предполагалось, что для тех же целей ЭЛАР разработает и приложения – мобильное и десктопное. Собственно, они и разработаны. Но пользоваться ими невозможно. Мобильное приложение, выпущенное ЭЛАРом, может показать сканы книг, но не больше. При попытке запросить ближайший читальный зал с книгой выскакивает ошибка. Что касается десктопной версии, её назначение и вовсе непонятно. Фактически это выглядит как никчёмный «довесок» к браузеру. А потрачен, повторим, миллиард рублей, и в сумму входила разработка приложений. К сожалению, прокомментировать это для «Фонтанки» в компании «ЭЛАР» отказались.

Но в целом НЭБ, хоть и не идеально, работает. Поиск книг идёт, в первую очередь, по двум национальным библиотекам – в Москве и в Петербурге. Для чего тогда тратить ещё 15 миллионов рублей на их объединение в новом ресурсе? В РНБ уверены, что это – признак будущего объединения. Не «электронного», а по полной программе. Хотя могут быть и другие версии, зачем понадобилось осваивать ещё 15 миллионов рублей.

Приручить за 170 миллионов

«Цифровая революция» в Российской национальной библиотеке в Петербурге началась в 2012 году. За год до этого заместителем генерального директора по информатизации был назначен Олег Шорин. Он приехал из Москвы, а прежде в качестве владельца частной компании сотрудничал с Российской государственной библиотекой, где в ту пору директором был Александр Вислый.

К приходу Шорина библиотека пыталась встать на путь всеобщей и полной автоматизации уже несколько лет. Её программисты создали собственное ПО, которое, как утверждают сотрудники РНБ, идеально соответствовало всем потребностям, потому что под них и писалось. Но «родные» программы устарели, их надо было адаптировать. Параллельно по заказу РНБ петербургская компания «ИнфоКомм» разработала ещё один пакет для автоматизации процессов. Сотрудники библиотеки готовы были принять и его, хоть и со скрипом. Но в 2012 году за 14 миллионов рублей был куплен третий пакет – автоматизированная библиотечная интегрированная система (АБИС) Aleph производства израильской компании ExLibris.

К этому времени Aleph уже много лет функционировала в Москве. В РНБ считают, что её покупка для петербургской библиотеки была первым «звоночком» к предполагаемому объединению. Хотя удовольствие оказалось очень дорогим, и тут тоже могут быть разные версии.

У ExLibris нет дистрибьютора в России. Поставщиком Aleph для РНБ выступала та самая московская компания ПроСофт – «сестра» ЭЛАРа. Закупка была произведена по методу «у единственного источника». Компания «ИнфоКомм» попыталась оспорить это в Федеральной антимонопольной службе. Библиотеке был выписан штраф за нарушение антимонопольного законодательства, но закупку не отменили.

К Aleph у сотрудников библиотеки есть масса претензий, многие рассказывали «Фонтанке», что система работает ужасно, потому что будто бы совершенно не приспособлена для огромных национальных библиотек, а рассчитана на маленькие университетские. Это спорный момент. Компания ExLibris – ведущий мировой производитель программных продуктов для библиотек, а разные версии Aleph стоят в крупнейших книгохранилищах мира. Отдельная претензия к Aleph – неумение работать с российским форматом библиографических описаний. Это, по словам Олега Шорина, не соответствует действительности, потому что за пять лет систему «приручили». Собственно, «приручение» и есть самое интересное в этой истории.

За пять лет на поддержку и доработку Aleph было потрачено 173 миллиона рублей. Некоторые виды работ выполняли сотрудники петербургской компании «Дилибриум». Как рассказал «Фонтанке» её представитель, речь шла о создании дополнительных модулей, связанных с подпиской на периодические издания. Но почти все другие крупные работы, если судить по информации на сайте госзакупок, доставались упомянутым выше компаниям «ПроСофт» и «ЭЛАР». С ними были заключены госконтракты, связанные с Aleph, на общую сумму 152 миллиона рублей. Большая часть – за лицензии, то есть причитается правообладателю. Но около 60 миллионов из этой суммы – то самое «приручение» системы, разного рода дополнительные работы. Госконтракты заключались на «информационное наполнение», «программную поддержку», «развитие функциональных возможностей», «обновление до актуальной версии», «настройку и синхронизацию основной и резервной системы электронного каталога». Однако сотрудников «ПроСофта» и «ЭЛАРа», которые выполняли бы всё это, в РНБ не видели никогда.

Как рассказали «Фонтанке» сотрудники библиотеки, все работы выполняли программисты отдела автоматизации РНБ. Сначала – за надбавки в виде премий, а потом – просто за зарплату. Фактически в разговоре с «Фонтанкой» это подтвердил и Олег Шорин. Он рассказал, что представители ExLibris даже восхищались, как здорово библиотечные программисты выполнили обновление программы. По данным сайта госзакупок, как раз за техподдержку и обновление только в 2017 году компания «ПроСофт» получила 16 миллионов рублей.

Поскольку продукт лицензионный, все доработки требовали присутствия правообладателя. В таких случаях в РНБ приезжали не сотрудники «ПроСофта», а непосредственно представитель ExLibris. У израильской компании, повторим, нет дистрибьютора в России, ближайший офис – в Киеве. Оттуда в Петербург и приезжал представитель ExLibris – инженер Сергей Доценко. «Фонтанка» связалась с ним, и он подтвердил, что работал всегда вместе с библиотечными программистами, а названий «ПроСофт» и «ЭЛАР» никогда не слышал. И всё, что мы смогли выяснить, – в 2011 году, когда в РНБ только готовились купить Aleph, а Александр Вислый ещё был директором РГБ, он приезжал в Петербург вместе с учредителем «ПроСофта» и «ЭЛАРа» Сергеем Баландюком. Обращение за разъяснениями в эти компании, к сожалению, не помогло, там не захотели ответить на вопрос, кто из их сотрудников и как выполнял работы в петербургской библиотеке. Но «Фонтанка» по-прежнему готова предоставить им слово, чтобы выяснить, за что, собственно, они получали деньги.

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Related posts